Спасение Рыжего

Жизнь постоянно била Рыжего за мелочную алчность, доставшуюся от матери. Однажды в городе, красную его новую восьмерку, задел батюшка на старой грязной буханке. И вроде был даже голос Диме – мол, поцелуй ручку отца святого, да отвали обратно на свою деревню, но нет… вытряс за разбитую фару всю нищую кассу того прихода – 200 долларов.

- Дима, а вдруг Бог действительно существует? Он же тебя тогда, суку, в порошок сотрёт за такой беспредел! - спросил я его тогда.

Рыжий, конечно, верил в Бога и носил крест, но почему то считал, что карать его не станут.

- Ну-ну, посмотрим.

И вот через месяц Димон пьяный заехал под стоящую на обочине фуру.

- Не долго пришлось ждать! – сказал я, стоя над больничной койкой, когда его выписали из реанимации. - Врачи удивляются, что ты не умер сразу.

- Пидарасы. – прошепелявил Дима. Пока он был при памяти, спешил проклясть тех, кто вытащил из его разбитой восьмерки магнитолу и колонки (ему об этом сказали ранее навестившие друзья).

Передние зубы, кстати, Рыжий потерял не под фурой, а десять лет назад. Тогда в Москве проходил первый “Железный Марш” металлистов и Дима решил записать на магнитофон “Весна” этот концерт, а затем продавать кассеты по десятке. И поднялся бы он хорошо, коли б не милиционеры у входа в ДК “Горбунова” – им показалось, что зрители проходят сквозь узкий вход слишком медленно, а потому стали подгонять их резиновыми дубинками.

- Проходи быстрее! Не задерживай!

Очередной удар уничтожил магнитолу в рюкзаке Димы, а когда он стал возмущаться, то его вытащили из очереди и избили ногами в стороне – так он расстался с зубами. Такое тогда было время.

- И что? – спросил Рыжий после небольшой паузы, – Отдать обратно двести долларов?

- Отдать 200 долларов?! – воскликнул я на всю больницу. – Нет! Только не это. Ты ведь околеешь от такой расточительности!

- Я серьёзно.

- Ну, в этот раз Небеса не смогли достать тебя, может, обойдётся и в следующий раз? Зачем тебе терять такое бабло?

Но Рыжий уже твёрдо решил не рисковать:

- Отдам. Пусть подавятся.

В конце апреля, когда всё опять начало оживать и укрываться изумрудной зеленью, я поддерживал Диму за локоть на пути в Храм. Он кряхтел и сплёвывал налево.

- Тебе больно или просто жаль денег?

- Мне больно.

Церковь у которой Рыжий отобрал деньги была бедной. Её не белили, наверное, десять лет.

- Отпусти, сам зайду. Положу в лоток с пожертвованиями, - сказал Димон, посматривая на небо.

- Просто положишь в лоток? А вдруг Господь не увидит, и останется зол на тебя? Скажи, хотя бы, попу.

Рыжего не было часа два. Я уже искурил все сигареты и собрался сходить за ним, как он сам вышел.

- Ну?

- Всё хорошо. Отдал.

- Ну?

- Поговорил.

- Прощен ты теперь?

- Спасён.

Без названия

“Отважным украинским морякам слава!”, - в воинской части 3017 (Национальная гвардия), расположенной в Харькове, прошел флешмоб в поддержку украинских моряков, захваченных в плен Россией. Об этом сообщили в Восточном оперативно-территориальном объединении Нацгвардии Украины.

………………..



Военно-морские силы Украины уже второй раз подвергаются насилию и грабежу со стороны агрессора. Причем если раньше отжимали старьё на якорных стоянках, то теперь целые новёхонькие эскадры с экипажами в Крым отволакивают. Эдак скоро с портами начнут корабли забирать. Пускай те линкоры, что Америка подарила, пока в Сиэтле перестоят – как рашка развалится, так пусть приезжают.

Но, не смотря на все эти умопомрачительные вызовы, украинские моряки продолжают шокировать мировое сообщество своей отвагой! Что в 2014 году, что сейчас в ноябре, агрессор так и не смог сломить их к открытию ответного огня.

- Мы лучше в московские пыточные отправимся, чем нарушим традиции ВМСУ! – сказали они.

Поэтому по всей Нене проходят флешмобы и прочие карнавалы с манифестациями, где славят героев. А пройдет время, и народы мира забудут о 300 спартанцах, но будут помнить о 24 украинских моряках!

Основной инстинкт

Дядя Петя, мой любимый родной дядька, сейчас уже в возрасте. Однако влечение его к противоположному полу от этого не только не уменьшилось, но даже возросло:

- Тяжело, Владик. Знакомые женщины по всему Подмосковью разбросаны, а мне уже не шестьдесят лет. Побыстрей бы инстинкт отмер – отдохнул бы тогда наконец.

- Вы, дядя Петя, поближе женщин ищите. Здесь ведь, в нашем районе, тоже вдов много.

- Зрение, Владик, совсем ослабело – правый глаз почти не видит. Вот на тебя смотрю и один только силуэт вижу. А новых знакомиц сослепу не завести.

- Ну, хорошую женщину по голосу ласковому узнаешь.

- Узнаешь! У тёти Гали, тётки твоей и жены моей, голос сам знаешь какой медовый. А стелит она… Ууу! Денег на глазную операцию не даёт – говорит, мол, пока новая кухня не куплена, нельзя деньгами разбрасываться. Говорит, через пару лет и так очередь подойдет, бесплатно, за счёт государства, сделают.

- Может она считает, что если вы совсем ослепнете, то, наконец, перестанете колесить по Московской области? Может она, таким образом, хочет сохранить семью? Кстати, сейчас можно знакомится через интернет.

- Это уже пройденный этап.

- ?!

- Когда два года назад я охранял гаражи на Варшавском шоссе, то сменщики – молодые ребята, зарегистрировали меня на сайте знакомств. Фотографию отсканировали, цель указали…

- Какую?

- Без обиняков указали – интим. Что б без всяких там предисловий. У меня, знаешь, пенсия и зарплата маленькие, да и те тётя Галя забирает. Поэтому на театры и цветы шишей нету.

- Ну и?

- В первый же день восемь женщин позвонило! Пришлось просить ребят, что б они срочно удалили меня из интернета обратно, так как и это уже много.

Это я с дядей Петей разговаривал в августе на даче, а вчера он по заданию тёти Гали (взять какие-то банки) заезжал к нам в гости. Похвастался, между прочим, и новыми глазами.

- Очередь быстрее подошла, - пояснил он.

Убийца

Месяц назад у наших друзей произошло страшное горе – погиб их единственный сын. Недавно пришел из армии, и вот такое дело. Опаздывал, говорят, на электричку – не хватило секунды запрыгнуть на платформу. Или даже, говорят, успел запрыгнуть, но поезд зеркалом зацепил за рюкзак и все равно бросил под себя.

В ледяной Клинковской церкви невозможно было поднять глаза на родителей. Ольга, опоенная чем-то сильным, была просто выключена. И лишь когда её блуждающий взгляд случайно падал на сынка, она делала глубокий вдох и… тогда ей опять давали попить намешанного в бутылке. Поседевший Виталик поддерживал её. Глаза его, навыкате, были сухими как цветное стекло.

А ведь четыре месяца назад, мы все вместе веселились на свадьбе моей дочери. И на следующий день опохмелялись с Виталиком тоже вместе – закусывали остатками и пели в микрофон хиты Iron Maidan. Ибо молодые отвалили в свадебное путешествие, и теперь можно было, наконец, побыть самими собой. И еще, в сентябре, они привезли из Испании “пару бутылок посидеть”. Но как-то всё не находилось времени.

Теперь, в церкви, скрываясь за огоньком тощей свечи, я был страшно зол на покойника – за то, что он вот так просто взял, да и убил своих замечательных родителей. Ведь куда им теперь? Где им взять нового сынка после сорока лет? Кто им поможет?

Неня в огне

В Черниговской области взорвался склад боеприпасов.

………………..

Вот я и говорю - правильно Господь забрал у Щита Европы ядерную зброю. А так бы Неня запросто могла и весь мир с собой погубить. Шутка ли – шестой склад со времен возникновения гидности полыхает, а остановить это никто не может. Представляете, коли б там термоядерные бомбы хранились? Желает, например, ведущий немецкого ARD всем спокойной ночи, а утром и просыпаться некому – все федеративные земли в Северное море сдуло. И только на норвежских буровых платформах спрашивают:

- Что там произошло на юге? Ожидать ли цунами?

- Это восточный фланг НАТО взорвался, - отвечает радио Свобода. – Сохраняйте спокойствие.

Поэтому народы мира благодарны.

Назад в прошлое

По данным главного архивного управления, первое упоминание о фабрике относится к 1853-му году. Она была основана компанией “Торговый дом братьев Каулен и Ко” на заболоченном правом берегу реки Лутосня. Предприятие представляло собой низкое одноэтажное деревянное здание с ткацким залом на 100 станков, красильной и помещением для котельной и паровой машины. На самом берегу реки обособленно стоял еще один небольшой бревенчатый домик. Хозяин фабрики, немец Альберт Каулен, не случайно выбрал это место для своего предприятия…

Вот сохранившаяся фотография братьев. Альберт, как старший, видимо, в центре.




На этом всё. Больше никакой информации о братьях нет. Да и с чего бы им, мелким буржуям-фабрикантам, остаться в истории, (тем более) после катка пролетарской революции? Хотя...

Колдовство

Сегодня в новостях показали Пугачёву (она на поминках Карцева речь говорила). Могу поклясться на Библии, что ей сейчас уже 25 лет, хотя раньше, лет тридцать назад, она находилась в бальзаковском возрасте!

Понятно, что зажиточные бабы отказываются стареть и покупают новые лица. Но есть некий физиологический и моральный предел – если тебе 100 лет, то будет хорошо омолодиться до 80. Или, например, с шестидесяти пяти до сорока пяти. Но когда происходят вот такие, как с Аллой, изменения – это попахивает колдовством. Пусть её теперь проверит Церковь.

Конечно, чем старше тётки, тем они лучше - больше разбираются в любви, больше их мастерство. Они чаще выступают ведущими в кроватях. Но это, конечно, не до бесконечности. Как говорят деды, к шестидесяти, в основном, баба заканчивается – она преобразовывается в бабку, у которой, в свою очередь, возникают тысячи новых удовольствий – внуки, вязание...

Почему народная артистка не идёт по этому честному пути? Для чего клеить новое лицо, если под хвостом всё останется старым?

Старый дом

В техпаспорте указано, что дата постройки дома – 1917 год. Однако я считаю, что он старше. Может быть, последняя четверть девятнадцатого века. Может быть, даже, вторая половина. В любом случае, голуби, под не раз меняной крышей, жили там всегда - под их воркование я просыпался и маленький, когда приезжал к бабке в гости, и позже, когда после смерти бабули у меня по ночам гостила будущая супруга.

Однако в сентябре прошлого года на большом тополе обосновался ястреб.

Поначалу, когда голуби были еще беспечны, он убивал их десятками – тушки с разбитыми головами усеяли близлежащие огороды. Когда же они, наконец, обрели страх, их осталось на пару затяжек. К октябрю старый дом почти лишился своих вечных сожителей - впервые за сто с лишним лет он стал пустым и страшным.

Однажды, прогревая машину, я увидел, как из-под карниза выглянул чудом уцелевший молодой голубь. Покрутив по сторонам глазами, он сделал шаг и упал вниз. А перед самой землей выровнялся и полетел на минимальной высоте.

- Молодец, сначала скорость набрал. Такого не взять, - сказал я, поглядывая на вхолостую взлетевшего хищника. – Однако, тебя надо отвадить отсюда – охоться лучше на сорок.

Сейчас, в мае, старая черепичная крыша вновь усеяна милыми целующимися парочками. Будто и не было никакого геноцида. Рад и старый дом, рады и мы.

Некоторые спросят:

- К чему ты это написал? В чём мораль?

- А морали нет, - отвечу я. - Это просто отрезок жизни с хорошим концом. Нужно ли желать лучшего?

Сотворение мира

Когда зимой худел через бег вокруг микрорайона, то слушал Стивена Хокинга – его книги о сотворении мира. И настолько меня поразил размах творимый Господом, что со спины не сходили мурашки. До этого я смотрел на ночное небо, как на обои, теперь же мне распахнулась дверь.

Вот если, понимая нутром о чём говорит Хокинг, прилечь августовской ночью на спину у небольшого костерка в поле, то можно увидеть то, что не покажут никакие 3D кинотеатры. Можно реально трезвым впасть в транс.

Мы тут тройку недель назад, затемно, жгли старый сарай. И когда жёны (моя и брата) опять начали промывать кости других тёток, я не стерпел:

- Послушайте! Поднимите, наконец, головы!

- И что там? Обычное небо со звездами.

- Обычное?! Представьте, что прямо сейчас мы вместе с этими мириадами планет и звёзд, с умопомрачительной скоростью, летим в чёртову неизвестность. Согласитесь, на фоне этого события, возможная беременность некой Александры Новиковой  – это десятитысячное дело. У меня просто всё клокочет от негодования, насколько вы тёмные! А ещё детей по институтам распихиваете. Кто это хоть?

- Ах, ты не знаешь? – зашипели жёны в унисон. – Позабыл, наверное?

- С чего бы мне помнить?

- Как же: Сашка – первая любовь. Ни о чём не говорит?

- Так это ещё в школе одноклассниками были.

- Вот мы по крупицам и восстанавливаем твоё генеалогическое дерево. Хотим подарить на день рождения.

В этот момент на небе начался настоящий звездопад.

- Загадывайте желания! – крикнул я. – Только реальные. Что бы Господь смог их выполнить!

Так мы и стояли, ловя умирающие звезды глазами и заказывая под это дело преференции.

Тайное место

Однажды племянник потерял контакт со своим квадрокоптером. Произошло это над нашим сельским кладбищем, на майские праздники, когда мы с его отцом жарили грудинку и пили холодное чешское.

- Что же ты Семён, такой неаккуратный? – спросил Серёга сына. – Он ведь не дешевый, вертолет-то!

- Да говорю тебе, сбили его! – отвечал племянник. – Вас неадекватных  сейчас - в каждом огороде по нескольку. Праздник ведь!

- Точно! – поддержал своего брата мой сынок.

Пару лет назад, на чердаке одного старого дома, Серёга нашёл настоящие свечные фонари - они, антуражные, до сего дня висели у него на веранде без дела.

- Короче, разбирайте фонари, - сказал брат. – Мы отправляемся на поиски.

- Может утром? – спросили дети.

- Нет, сейчас.

Майское кладбище – мерзкое место. Сырое и грязное. Хорошо, что недавно кого-то хоронили – на входе навалили еловых веток, иначе мы бы утонули в суглинке.

- Светите фонарями, а не телефонами! – прикрикнул я на сынков. - И посматривайте на деревья – квадрик может быть там.

Через час мы промокли настолько, что решили разжечь костёр.

- Пап, - спросил сын, протягивая ноги к огню. – Вот здесь рядом могила вся в мраморе - целый мавзолей. И свечки стоят. Можно мы с Семёном их зажжём?

- Валяйте.

Свет могильных свечей нащупал из темноты красавицу в полный рост.

- Охренеть, откуда она здесь взялась? – удивился я.

- Знаю, - сказал Серёга, открывая новую бутылку. – Это наркоманка из Москвы.

- ?!

- Ну да. Родители – настоящие мидовские аристократы, а дочь пошла другим путем – умерла от передоза  в туалете на ленинградском вокзале. Несмотря на горе, родители, конечно, не могли так скомпрометировать себя. Поэтому объявили, что она просто пропала.

- ?!

- Да, а сюда приезжают скорбеть. Это их тайное место.

- Когда же ты их видел?

- На Пасху.

Вместе с робким восходом, начал моросить и дождь – делая сырость просто невыносимой. Парни, пригревшись у костра,  дремали. Им было тепло. Но мы с Серёгой все равно сняли куртки и дополнительно укрыли сынов.

- Пусть спят.